21 ноября `17, в 12:10
Week & Star с Игорем Матвиенко

Week & Star с Игорем Матвиенко

В гостях у шоу Week & Star побывал продюссер Игорь Матвиенко. Он знает, как сделать из музыканта настоящую звезду, а из трека — стопроцентный хит. Его подопечные собирают стадионы и украшают обложки самых крутых глянцевых журналов. А каждый новый проект Игоря Матвиенко бурно обсуждают в соцсетях. Читай интервью или подписывайся на подкаст для iOS и Android.

Александр Генерозов: Мы живем на исходе второго десятилетия XXI века. Всё стремительно меняется, но музыка всегда остаётся с нами! Она может вылечить депрессию, завести огромный зал, изменить восприятие даже самой промозглой погоды! И сегодня  на Европе Плюс человек, который точно знает, как зажечь музыкальную звезду, и он делает это с огромным профессионализмом! Друзья, композитор, музыкант, руководитель продюсерского центра, человек, который может сделать идеальный трек для любой категории слушателей, – от военных, до романтичных девчонок, – конечно же, это Игорь Матвиенко! Здравствуйте Игорь, и привет еще раз всем, кто с нами сейчас! 

Игорь Матвиенко: Здравствуйте.

Александр Генерозов: Вас так нелегко застать на одном месте. Скажите, что сейчас, в каких делах прибывает продюсерский центр Игоря Матвиенко, и что самое жаркое происходит у вас?

Игорь Матвиенко: Думаю, что самое жаркое в нашей деятельности, – это запуск Музыкальной академии. Это для меня новый опыт, новый период моей жизни. Хочется делиться опытом.

Александр Генерозов: Слово «академия» подразумевает некоторую академичность музыки. То есть вы хотите сказать, что вы уходите от поп-музыки в более классическую?

Игорь Матвиенко: Нет, нет. Мы изучаем все направления, потому что мы – первая, я этим горжусь, в стране академия, которая занимается музыкальным продюсированием. То есть мы набираем класс музыкальных продюсеров, артистов-вокалистов и звукорежиссеров. И вот музыкальным продюсированием, именно музыкальным, не занимается никто, потому что это очень сложно. А так как мы имеем большой студийный комплекс, у нас порядка 20 студий, совершенно различных, и с ретро-оборудованием, с пультами SSL, и с новейшим оборудованием. На этой базе мы и готовим людей, которые продают не музыку, не менеджеров, а которые продюсируют ее, то есть работают над звуком, артистом, над характером песни, над сочинением песни, и так делее. Вот это то, чем я сейчас занят большую часть своего времени.

 

Александр Генерозов: А кто может прийти в эту академию? Это профессионалы своего дела или вы учите всех?

Игорь Матвиенко: Здесь интересно. На класс музыкального продюсера могут прийти, конечно, люди, которые уже хотя бы как-то владеют музыкальной программой. Потому что иначе мы не справимся, слишком будут большие уровни. То есть у нас уже повышение квалификации. Хотя я знаю много людей, которые к нам приходят, которые вдруг в 30-35 лет бросают бизнес, учебу и хотят заниматься музыкой. Хотят делать аранжировки, миксовать треки, записывать артистов, сочинять музыку. И, кстати, я знаю, почему это происходит. Потому что почти каждого из нас в детстве заставляли заниматься музыкой.

Александр Генерозов: Музыка меняется. XXI век и она становится очень странной, на мой взгляд. А вам не кажется, что она теряет свою яркость?

Игорь Матвиенко: Мне кажется, музыка, прежде всего, потеряла свою суть. Но это нормально. Я философски к этому отношусь, потому что – ну сколько можно? За 50 лет, если брать период с 60-х годов и до сегодняшнего дня, было все. Были ребята с гитарами, красивые четыре человека с очень хорошими песнями. Было диско, был фанк, джаз-рок, панк, металл, хип-хоп, R’n’B. Было все. Просто сама эта эстетика уже, мне кажется, себя изжила. И поэтому совершенно закономерно музыка стала приятным фоном.

Александр Генерозов: Давайте все-таки о реалиях современной музыки. Люди перестали слушать музыку коллективно, у каждого есть наушники, которые воткнуты в смартфон. В лучшем случае, Bluetooth-колонка. И это вне зависимости, по большому счету, от того, какую музыку слушают. Накладывает ли это ограничения на продакшн музыки?

Игорь Матвиенко: Я знаю это очень хорошо, потому что у нас часто пишутся артисты лейбла Black Star. И у нас хорошая студия, оборудованная, немец сделал. Акустически она такая… висит в воздухе, не соприкасается с землей.

Александр Генерозов: То есть это не фигура речи? Это специально сделано во избежание паразитных колебаний?

Игорь Матвиенко: Да, да. Это чтобы не было никаких дополнительных неправильных источников. И они ставят дополнительные сабвуферы, чтобы прокачивать, чтобы понять. Но все равно ориентируются, конечно, или на клубное звучание, или концертное звучание. Но низ должен качать. При этом есть у iTunes свой специальный мастеринг, где звучание именно для цифровой музыки, чтобы особо ничего не мешало.

 

Александр Генерозов: Вы вспомнили про iTunes, и, действительно, этот феномен, вместе со Spotify, вместе с ВКонтакте, с Яндекс.Музыкой, возможно. Фактически они потихоньку диктуют ту музыку, которую человек будет слушать в дальнейшем. То есть он услышал один трек и эти сервисы подсказывают ему следующий трек. Как вам кажется, с точки зрения продюсера, в этом присутствует человеческий фактор?

Игорь Матвиенко: Я не знаю, как у них происходит. Я думаю, что песни уже просто подбираются под настроение. Если ты, например, занимаешься спортом, вот тебе подборочка для небольшой аэробной нагрузки.

Александр Генерозов: Просто такая заманчивая идея – в этот момент спромоутировать кого-то и подпихнуть в плейлист человеку. Существует такое или нет в этих сервисах?

Игорь Матвиенко: Ну, почему нет? Если вы в своем жанре сделаете хит, то наверняка попадете в какой-нибудь плейлист для домохозяйки, которая решила приготовить борщ.

Александр Генерозов: А не получается, с другой стороны, если это роботизированные алгоритмы, что те, кто слушает музыку, они фактически становятся малоуправляемыми в своих предпочтениях?

Игорь Матвиенко: Мне кажется, что людям пофиг! (Смеется). Они слушают, и им хорошо.

Александр Генерозов: Три года назад я задал вопрос Александру Барду, основателю Army of Lovers, вопрос про музыканта года. И тогда, в 2014 году, он сказал – это DJ. То есть обобщил в этих буквах целый пласт музыкантов. Может, действительно, они более-менее похожи все. Как вы думаете, парень за диджейским пультом – это полноценный творец музыки? Можно так сказать? Или все-таки он компилятор в известной степени?

Игорь Матвиенко: Здесь есть подмена. Музыкальный продюсер – это человек, который делает музыку. А у нас называют музыкальными продюсерами всех, кто продвигает, занимается деньгами. Это неправильно. То же самое и диджей. Есть диджеи, которые делают уникальный, очень хороший продукт. Ну а большинство просто миксуют по темпу, по настроению.

Александр Генерозов: Но они, в то же время, и пишут треки, да? Мы часто видим в топах.

Игорь Матвиенко: Да, конечно. Я и говорю, диджеи, которые создают треки.

Александр Генерозов: Calvin Harris.

Игорь Матвиенко: Да, да, Avicii тоже и многие другие…

Александр Генерозов: Другой раздел музыки, который также влияет на умы, это хип-хоп-музыка со всеми ее ответвлениями. И вот интересно, что последние годы очень сильно рванул русскоязычный хип-хоп. Но рванул он как-то интересно, из андеграунда. И весь мир теперь узнал имена Oxxxymiron, Pharaoh, Слава КПСС, не хочу его второе имя называть, пусть он будет Славой КПСС. Что я слышу у этих ребят? Тема секса, тема насилия, тема, в конце концов, обсценной лексики позволяет им зарабатывать новых и новых поклонников. Но когда-то им придется идти дальше. И дальнейший их путь, это так же, как у «Ленинграда»? Отказаться от всех слов, запикать и только тогда можно пройти выше?

Игорь Матвиенко: Здесь зависит от уровня личности человека, который занимается этим жанром. Если он действительно творческий человек, я думаю, что он останется. Но 95%, к сожалению, нет.

Александр Генерозов: Время для блица, – короткие вопросы, а ответы я традиционно принимаю в любом формате. А бывает такое, что вы свою песню не признаете, не вспомните, что вы ее написали? Вот забыли о ней.

Игорь Матвиенко: Да.

Александр Генерозов: И часто?

Игорь Матвиенко: Часто. Один раз на программе «Угадай мелодию» я не угадал ни одной своей песни, там играл оркестр какой-то, и я понимаю, что что-то знакомое, но не могу вспомнить.

Александр Генерозов: Не могу не спросить у вас, как у композитора, на счётчике вами написанных песен какое число? С каким количеством? И ведете ли вы такой счетчик?

Игорь Матвиенко: Нет, не веду. Когда пойду на пенсию, наверное, буду писать мемуары и посчитаю, сколько я их написал. Кстати, думаю, не очень много.

Александр Генерозов: Могли бы вы в отношении какого-то человека сказать, что это ваш учитель, наставник?

Игорь Матвиенко: Это мой первый педагог по музыке Александр Аббович Капульский. Если бы не он, я бы в девять лет бегал, играл в футбол или в хоккей, а не сидел бы и гаммы долбил. Постоянно встречаются какие-то люди, которые тебе помогают и тебя ведут.

 

Александр Генерозов: В один день с вами, 6 февраля, родились такие замечательные люди, как Сергей Чиграков – Чиж, Эксл Роуз, Боб Марли, Константин Эрнст, Олег «Масяня» Куваев, и режиссер Звягинцев. Кого бы из них вам было бы интересно увидеть у себя на празднике?

Игорь Матвиенко: Конечно, Константин Эрнст, потому что мы достаточно много общаемся, у нас много совместных проектов и он меня считает братом, и я его считаю. У нас год разницы.

Александр Генерозов: Сложно попасть в какие-то сверхудаленные места – в космос, на Эверест, в Марианскую впадину, на оба полюса. Если была бы возможность именно по удаленному месту, что из этого вас привлекло бы в большей степени?

Игорь Матвиенко: Вообще ничего. Я консерватор. Я люблю очень знакомые места, и знакомые обстановки. Поэтому меня не тянет даже в Японию.

Александр Генерозов: Залп, что называется «наугад». Магия чисел, магия имен, гороскопы, предзнаменования, суеверия, мистика. Это что-то про вас?

Игорь Матвиенко: Вообще нет.

Александр Генерозов: То есть вы абсолютно рациональный человек?

Игорь Матвиенко: Я рациональный, но...

Александр Генерозов: Но черную кошку не будете гонять из-под ног?

Игорь Матвиенко: Раньше гонял, потом плюнул. Это, по-моему, как раз Леонид Петрович Дербенёв мне сказал: «Не обращай на нее внимания, она работать не будет». Совершенно точно.

Александр Генерозов: Людям свойственно окрашивать будущее в какие-то цвета. Кто-то в черный, кто-то в золотисто-розовый. Будущее, с вашей точки зрения, скорее оптимистично?

Игорь Матвиенко: Конечно! Только полный оптимизм и апокалипсис. (Смеется).

Александр Генерозов: Всем гостям предлагаю отправиться в путешествие на воображаемой машине времени. А куда именно?

Игорь Матвиенко: В XIX век рвануть.

Александр Генерозов: Русских поп-музыкантов, добившихся истинной международной популярности, их, наверно, и нет. Это вне категории «хорошо» или «плохо»?

Игорь Матвиенко: Это категория «нормально». Так и должно быть. Не думаю, что много знаем китайских исполнителей. Вот я знаю только одного пианиста.

Александр Генерозов: Год-другой назад про албанских музыкантов практически никто ничего не слышал. А сейчас, как минимум, знаю пять-шесть артистов. И вот эта волна интересна Европе, интересна Америке. Как вы думаете, может ли чисто теоретически возникнуть такой же интерес к российской музыке именно на русском языке?

Игорь Матвиенко: Гипотетически может такое произойти. Был период румынской музыки, причем достаточно электронной. Я думаю, что это рядом. Я думаю, что продакшн как раз румыны и делали. Кстати, в нашей братской соседской Украине тоже ребята будь здоров делают продукцию. Мы, к сожалению, чуть отстаем в этом плане.

Александр Генерозов: Я к чему вот это спросил, про язык? Потому что тем ребятам, кто сейчас нас слышит и планирует завоевать мир, может, им не надо нацеливаться на идеальный оксфордский английский? Им надо просто делать интересную музыку, пусть даже и на русском языке. И, возможно, когда-то это при некоторых обстоятельствах выстрелит? Или все равно, для международной славы английский язык это минимум, без этого никак?

Игорь Матвиенко: С одной стороны, знаете, у шведов получилось. Но все равно это страна западной культуры. А потом, зачем? У нас 150 млн. У нас огромный рынок. Русский язык – наш родной, поэтому сделайте хит, и будете зарабатывать 50 тысяч евро с концерта.

Александр Генерозов: Все знают такой термин, как «литературные негры», это те люди, которые пишут для именитых писателей. Существует ли в мировом масштабе «музыкальные негры»?

Игорь Матвиенко: Я понял. Нет. Это немножко по-другому работает. Просто сейчас там давно уже работают фабрики хитов. И, кстати, шведы те же, несколько человек собираются и совместно делают музыку.

Александр Генерозов: Образ жизни музыканта, образ жизни продюсера. И вот, если раньше музыка, эстрада, тусовка – это все ассоциировалось с алкоголем, да? С какими-то другими запрещенными веществами, с длительными вечеринками. Сейчас, глядишь, у всех новая, можно сказать, религия – ЗОЖ. Готовы поделиться своими секретами?

Игорь Матвиенко: Безусловно. Здесь все очень просто. Те музыканты, которые вовремя завязали, те выжили. Сейчас мы говорим про музыкантов. Те, кто не завязал, к сожалению, покинули этот мир, потому что это одна из самых вредных профессий, которые существуют. Вообще, шоу-бизнес, кино-бизнес, я не знаю, они же постоянно погибают. И мы понимаем, почему они погибают. И мы понимаем, почему погибают наши звезды. Причина практически всегда одна – психика человека не справляется со всем этим «богатством», которое на него обрушилось.

Александр Генерозов: Ну, а тем, кто все-таки с этим справился, взял себя в руки?

Игорь Матвиенко: Спорт. Без вариантов. Это банальные вещи, но я это прошел на собственном опыте. Мне повезло, потому что там, где я живу, рядом находится тренажерный зал. И я уже туда хожу лет, наверное, 15-17. Я точно знаю, это была первая «Фабрика звезд».

Александр Генерозов: Утренняя пробежка и турник во дворе не заменят хороший клуб?

Игорь Матвиенко: У меня утром эта пробежка. Пилатес, растяжка, это сосуды и прочие вещи. Это я рекомендовал бы всем мужчинам. И плавание. Плюс, аэробная нагрузка.

Александр Генерозов: Сорок пятая неделя года под номером 2017 закончится буквально через несколько часов. В самое время вспомнить некоторые яркие события. И сделаем мы это вместе с нашим гостем, – продюсером Игорем Матвиенко. Предлагаю обсудить события уходящей недели. И вот новость, которая хорошо продолжает тему спорта. Всемирный боксерский совет снял пожизненную дисквалификацию с Александра Поветкина. Российский боксер признан невиновным в употреблении допинга, мельдония, в частности. А лыжникам нашим повезло не так. И просто интересно, как вы думаете, может, чуть-чуть веса какого-то политического у Александра больше, что повезло ему в этой истории? Грязная, вообще, тема.

Игорь Матвиенко: Тема неприятная. Я не специалист, конечно, в профессиональном спорте. Я даже не болельщик. За теннисом я иногда слежу, хотя вот Шарапову тоже жалко, она тоже погорела на этом мельдонии. Но у меня такое ощущение, а почему бы не проверить американских спортсменов на употребление?

Александр Генерозов: Вот это и удивляет.

Игорь Матвиенко: Что-то тут какой-то тут есть запашок такой, знаете. Уж, если проверять, то всех.

Александр Генерозов: Илон Маск, человек, который для современного поколения стал легендой, сейчас отчитывается о рекордных убытках своей компании Tesla. Катались ли вы на Tesla, и есть ли в этой машине магия, о которой говорят?

Игорь Матвиенко: Когда садишься в такой распиаренный, такой известный продукт, конечно, ты уже воспринимаешь так – ого! Вот оно, будущее наступило.

Александр Генерозов: Как вы думаете, справится с трудностями? В качестве прогноза.

Игорь Матвиенко: Конечно, нет. Мне кажется, это самая большая афера современного мира. Этот человек просто троллит весь мир. Мое личное субъективное мнение. Хотя, опять же, это реалии сегодняшнего дня.

Александр Генерозов: Житель Детройта угнал не Tesla, но Maserati, для того, чтобы посетить сеанс фильма «Бегущий по лезвию 2049». И смотрели ли вы его?

Игорь Матвиенко: Я вынужден смотреть фильмы, когда они уже выходят в прокат на том же iTunes, или где-то еще.

Александр Генерозов: Игорь, предлагаю вам пробежаться быстро по вопросам наших слушателей. И вот в «Одноклассниках» в нашей группе Ира интересуется, есть ли артисты без музыкального образования, самоучки, которых вы продюсируете?

Игорь Матвиенко: Дело в том, что мне вообще нравятся певцы без музыкального образования. Вот такой пример просто из прошлого. Наталья Ветлицкая. Девушка практически не поющая. Но настолько узнаваемый и приятный тембр. Для поп-музыки же не нужно три октавы и что-то такое, вообще не нужно, это даже будет мешать.

Александр Генерозов: Спрашивает Ян: «Я пишу музыку не для выступлений, а для компьютерных игр, и, возможно, кино. Есть ли достаточное поле в России сейчас для этой деятельности и нужно ли мне перебираться в столицу, или я могу из Екатеринбурга работать?»

Игорь Матвиенко: Хороший вопрос, да. Наступило такое время, когда можно не перебираться в Москву. Многие молодые аранжировщики, действительно, сейчас живут удаленно, потому что в Москве жить просто дорого, да и зачем, когда все это отсылается, уже есть всякие программы, когда можно совместно работать над одним треком.

Александр Генерозов: Семён спрашивает: «Очень понравилась работа «Моя Мишель» и Smash. Будут ли у Тани дуэты еще с кем-нибудь?»

Игорь Матвиенко: Таня удивительный, уникальный художник и человек. И она очень не любит дуэты. Она любит петь одна.

Александр Генерозов: Ну, и традиционный вопрос от ведущего. Воскресенье – день легкий, приятный, расслабленный. А завтра понедельник, который в народе почему-то не любят. Ну, даже можно догадаться, почему. Есть ли у вас рецепт, как сделать понедельник хоть чуть-чуть светлее и ярче?

Игорь Матвиенко: Однозначно. Значит, просыпайтесь с утра, натощак выпив 200 грамм воды, ну, кто не может, – водки, 150, не больше. Сразу прямо выходить на улицу, и три-пять километров – или ходьба, или бег. Потом легкий завтрак. В семь утра, значит, в метро, потолкаться, сделать разминку уже такую, ну, это. Потом, значит, автобус на работу. Офис. Там отработал. После работы сразу в спортзал.

Александр Генерозов: Игорь, спасибо огромное. Говорить с вами удовольствие. Ждем вас обязательно еще. Успехов в ваших проектах и в вашей академии. Друзья, Игорь Матвиенко – продюсер, легенда российского шоу-бизнеса провел воскресный вечер с нами. Александр Генерозов, Week&Star. Встретимся через неделю! Пока!

Игорь Матвиенко: До свидания.

Европа Плюс
Больше Хитов! Больше Музыки!
Прямой эфир
Громкость
Другие станции
Европа Плюс
Перейти на сайт
Сейчас в эфире:
...
...
Другие станции
Основной эфир
Европа Плюс
 
 
Высокое качество
TOP 40
Европа Плюс / TOP 40
 
 
Party
Европа Плюс / Party
 
 
LIGHT
Европа Плюс / LIGHT
 
 
NEW
Европа Плюс / NEW
 
 
Urban
Европа Плюс / Urban
 
 
Акустика
Европа Плюс / Акустика
 
 
ResiDANCE
Европа Плюс / ResiDANCE
 
 
Основной эфир
Радио 7 на семи холмах
 
 
Высокое качество
Настроение любить
Радио 7 на семи холмах / Настроение любить
 
 
Настроение счастья
Радио 7 на семи холмах / Настроение счастья
 
 
Наедине с музыкой
Радио 7 на семи холмах / Наедине с музыкой
 
 
Основной эфир
Дорожное Радио
 
 
Высокое качество
Танцы по-русски
Дорожное Радио / Танцы по-русски
 
 
Рок-клуб
Дорожное Радио / Рок-клуб
 
 
Ностальгия
Дорожное Радио / Ностальгия
 
 
Основной эфир
Новое радио
 
 
Основной эфир
Ретро FM
 
 
Высокое качество
Ретро FM 70e
Ретро FM / Ретро FM 70e
 
 
Ретро FM 80e
Ретро FM / Ретро FM 80e
 
 
Ретро FM 90e
Ретро FM / Ретро FM 90e
 
 
Вечеринка Ретро FM
Ретро FM / Вечеринка Ретро FM
 
 
Ретро FM Сан-Ремо
Ретро FM / Ретро FM Сан-Ремо
 
 
Основной эфир
Спорт FM
 
 
Высокое качество
Основной эфир
Эльдорадио
 
 
Кекс
Дорожное Радио / Кекс
 
 
Свежее
Европа Плюс / Свежее